Архив

Архив раздела ‘История’

Мушкетеры с женскими именами

МушкетерыЖенская половина человечества априори считается более нежной, мягкой, сентиментальной, романтичной… Но это верно не всегда и не везде. В истории полно примеров, когда милые прелестницы оказывались довольно воинственными и даже жестокими. Хотя, во многих случаях такие поступки были либо вынужденными, либо совершались под принуждением со стороны сильного пола. Во многих, но не во всех! Немало сражений в мировой истории произошло не только при непосредственном участии женщин, но и по их инициативе!.. Читать далее…

Читать далее…

Праздник в доме

ЕлкаЕлка — основной, но отнюдь не единственный символ торжества. Как по-новогоднему декорировать интерьер, наполнив дом духом праздника, рассказывает дизайнер Людмила Майорова.

СТИЛЬ Подбирая элементы декора, помните, что они должны гармонировать со стилем помещения в целом. Если комната оформлена в британском стиле, то яркими праздничными деталями станут большие живописные носки, в которые у англичан принято складывать подарки. В интерьер дома в стиле кантри отлично впишутся украшения из соломы. Читать далее…

Читать далее…

Грезы любви Ференца Листа

Грезы любви Ференца ЛистаВеликий венгерский пианист Ференц Лист прожил большую жизнь, три четверти века бурного девятнадцатого века. Он был романтиком, просветителем, настоящей мега-звездой. От его темпераментной игры на рояле публика сходила с ума. Многие считали его баловнем судьбы, а между тем, Лист так и не смог осуществить свою заветную мечту -жениться на любимой женщине.

Cудьба великого пианиста сложилась так, что женщин в его — жизни было много, но официально женат он не был ни разу. И объяснялось это моральными принципами эпохи, когда разводы были делом неслыханным. А Лист если и влюблялся, то исключительно в замужних дам. История его взаимоотношений с парижской аристократкой Марией д’Агу, которая бросила своего мужа и родила Листу троих детей, закончилась по обоюдному согласию. Мария вернулась в Париж к своим родным, где еще и книгу про свою жизнь с Листом написала. А вот другая любовь Листа — к Каролине, жене сына русского генерала Витгенштейна, героя Войны 1812 года, закончилась трагически для обоих. Каролина жила в своем поместье, воспитывала маленькую дочку. Супруг был намного старше, он предпочитал проводить свою жизнь подальше от супруги, в веселом Петербурге. Все семейные дела Каролина вела сама, не ожидая поддержки от своего супруга, прожигавшего жизнь.

Хитрый план

Каролина впервые увидела Листа на его концерте в Петербурге. Судьба ее с этого момента была определена, она хотела быть рядом с этим человеком. Но прошло несколько лет, прежде чем Лист посетил.Россию во второй раз, о. гастрольным турне. Каролина решила активно действовать. Она раз­работала план, используя свои финансовые возможности — приказала купить сто концертных билетов ценой в один рубль по сто рублей за каждый. Расчет был на то, что Листу обязательно сообщат о таком необычном поступке неизвестной поклонницы. Так и произошло — Лист письменно поблагодарил щедрую незнакомку, а она воспользовалась случаем и пригласила его в свое имение.

Сложный развод

Лист приехал. И вновь Каролина повела себя необычно: начала читать ему дневник и сразу посвятила его в драматическую историю своей жизни. Лист был сражен — Каролина была красавицей, судьба ее была несчастна, и она была в него влюблена! Он сразу же предложил Каролине стать его спутницей. Но для этого ей надо было развестись. Каролина должна была получить разрешение на развод от двух могущественных властителей — папы Римского и русского царя Николая I. Лист должен был уехать в Германию и ждать там приезда Каролины и ее маленькой дочери, а Каролина должна была подать прошение о разводе. Они надеялись на благополучный исход и были счастливы, мечтая о совместной жизни.

Отчаянный побег

Но реальность оказалась очень жестокой. Сам Николай стал противником союза Каролины Витгенштейн и Листа. Он не мог позволить сыну героя войны 1812 года оказаться в положении брошенного мужа. Это решение перечеркивало все надежды влюбленных обрести покой в законном союзе. Каролина надеялась также на поддержку своих родственников, но ее родители, испугавшись монаршей немилости, решили вместо этого отправить Каролину в монастырь. Выход для нее был только один — бежать. Вместе с дочкой на руках, надеясь только на Бога и на себя, Каролина бежит из дома. Несмотря на закрытые границы, из-за угрозы революций, ей удалось вырваться и приехать к Листу. А в Веймаре, где влюбленные в конце концов остановились, их настигло царское повеление о лишении Каролины всех имущественных прав.

Препятствие

Двенадцать счастливых лет проводят Каролина и Лист в Веймаре. Творчество Листа превращает город в центр мировой музыкальной жизни. Каролина начинает заниматься-писательской деятельностью. Умирает царь Николай I, и они подают новую просьбу о разводе. Наследник российского престола Александр II отвечает согласием. Но нужно было еще согласие Ватикана. Они решают ехать в Рим, чтобы дождаться разрешения Папы Римского на брак и там обвенчаться. Но Великий Понтифик отвечает отказом. В минуту отчаяния Ференц и Каролина решают обратиться в монашество. Они живут в Риме, где Лист занимается духовной музыкой. Каролина пишет работу о католицизме. Через несколько лет Лист все же возвращается в светскую жизнь Веймара. А Каролина завершает свой труд и остается навсегда в монастыре. Пути влюбленных разошлись, но и после расставания до конца своей жизни Ференц будет навещать Каролину. Она переживет его ненамного, на месяцы. Последние слова их будут друг о друге.

Читать далее…

Никогда

НикогдаЕдинственная гостиница находилась на лошади небольшого районного центра. Построили ее как раз за спиной популярного в прошлом вождя с кепкой. Сам вождь являл собой доминанту в архитектурной композиции площади, вмещающей в себя райком партии и гостиницу. Оба здания были средне-серыми чадами творцов типовых сооружений. Эстетической ценностью не отягощены — обычные коробки. А от гостиницы в тот день не было к тому же решительно никакого толку, так как свободных мест в ней не имелось. Читать далее…

Читать далее…

Молескин

МолескинКак в мире ароматов — «Шанель №5», в империи хронометров — «Роллекс», а в бесконечном ряду сумок — «Биркин», так непререкаемым признаком стиля и качества на фоне бесконечных блокнотов и записных книжек стал «Молескин»

Пользоваться им может любой из нас, но прославили молескин великие деятели искусства: Винсент Ван Гог, Пабло Пикассо, Эрнест Хемингуэй, Андрэ Бретон, Сартр и многие другие. Записи и зарисовки, сделанные в нём на бегу, перерастали в произведения искусства. Молескин — не просто записная книжка, это культовая вещь с двухсотлетней историей.

Молескин (в переводе с английского «кожа крота») — с виду всего лишь небольшая записная книжка с обложкой из плотной хлопчатобумажной ткани чёрного цвета, запирающаяся на эластичную ленту, с закладкой — ляссе. История создания молескина берёт своё начало на небольшой частной мануфактуре Франции, которая с давних пор занималась переплётом книг, а затем и выпуском блокнотов. Поскольку производство не было массовым, эти компактные и удобные записные книжки сразу стали в парижских канцелярских лавках эксклюзивным товаром, позволить который себе могли лишь немногие, и этими немногими стали поэты, писатели, художники.

Эпоха возрождения

В 1986 году мануфактура закрылась, и записные книжки и без того бывшие редкостью на прилавках исчезли вовсе. Но уже в 90-е группа итальянских художников принимает решение возродить полюбившийся блокнот, основывает предприятие «Modo&Modo» и официально регистрирует торговую марку «Moleskine». Записную книжку скрупулёзно воссоздают по описанию известного путешественника Брюса Чатвина, который в своё время активно её популяризировал. Ему принадлежат слова: «Потеря паспорта- наименьшая из бед, потеря молескина — катастрофа!»
В 2006 году основатели «Modo&Modo» продали большую часть пакета акций частному инвестору с целью более глубокой разработки потенциала «Moleskine», оставив себе лишь четверть активов компании с возможностью управления. Стремительно развивающийся «Moleskine» с 2007 года становится не только брендом, но и именем выпускающей его компании.

На вкус и цвет

На сегодняшний день лидирующую позицию по-прежнему занимает классический блокнот в твёрдом переплёте размером 9×14 см, что, впрочем, не мешает компании с каждым годом расширять ассортимент. В современных молескинах добавлены: запирающая лента, кармашек и атласная закладка. Бумага обязательно прекрасного качества — плотная и влагоустойчивая.

У каждого, конечно, свои предпочтения и интересы, но для любого из нас найдётся «свой молескин» -мягкие и твёрдые обложки, листы в клетку или линейку, еженедельники и ежедневники, календари и классические записные книжки, японские блокноты с зигзагом и адресные книги.

«Moleskine» тоже производит блокноты с конкретной направленностью на ту или иную профессию: музыкантам придётся по вкусу «Music Ьоок», листы которого расчерчены под нотный стан, книжки с раскадровкой понравятся дизайнерам и сценаристам, блокнот серии «Репортёр» станет незаменимым спутником для журналистов. Разумеется, рисовать можно и в простом блокноте, но для художника наверняка будет удобнее «работать» на акварельной бумаге блокнота «Moleskine Watercolour Notebook». Для путешественников (спасибо Чатвину) открытием станет «City notebook», который придёт на помощь и не даст потеряться в мировых столицах, мегаполисах и центрах туризма: Москве, Лондоне, Париже, Амстердаме, Токио, Риме и т.д.

Если рассматривать визуальную часть, а не функциональную, стоит упомянуть о специальной серии, созданной совместно с музеем Ван Гога в Амстердаме. Эти молескины словно дышат своеобразной элегантностью. Все достоинства блокнота сохранены, но обложки серии «Van Gogh» сделаны из искусственного шёлка и расписаны в тонах, близких художнику. А любителям альтернативной музыки и свободы понравятся молескины «Тпе Woodstock Limited Edition» с выгравированной на них символикой хиппи.

Постойте, где-то я уже это видел!

Всё чаще можно заметить молескин в кинематографе, что, несомненно, подтверждает его культовость. Именно этой записной книжкой пользовались талантливый мистер Рипли, Амели, епископ Оренгороса, созданный Дэном Брауном, и, конечно же, искатель приключений — Индиана Джонс. Легендарный канцтовар завоевал и Интернет. Уже существует бесчисленное количество сайтов, сообществ и форумов, посвященных молескину. Владельцы культовой вещицы делятся и обсуждают заметки, стихи, рисунки и мини-произведения, оставленные на его страницах. Своего рода фан-клуб культового героя времени. Присоединяйтесь!

Читать далее…

Раба любви

Раба любви1918 год. Территория Российской империи охвачена пламенем Гражданской войны: Москва занята большевиками, юг — деникинцами, посередине петлюровцы. А в Крыму, стараясь не замечать, что происходит в стране, съёмочная группа работает над студийной «фильмой».

Мне бы «сценариус» почитать!
— Что вы, голубчик. «Сценариусы» крадут! На таланте, на таланте придётся выезжать!

Среди поклонников картины до сих пор не утихают споры, кому в большей степени принадлежит авторство — Никите Михалкову или Рустаму Хамдамову.

Изначально полнометражный фильм с пилотным названием «Нечаянные радости» о судьбе актрисы немого кино Веры Холодной по сценарию Андрея Кончаловского и Фридриха Горенштейна руководство «Мосфильма» доверило делать молодому подающему надежды режиссёру Рустаму Хамдамову. На главные роли тот пригласил Олега Янковского, Татьяну Самойлову, Елену Соловей и снимал черно — белую картину, выдержанную в стилистике начала XX века.
Но когда съёмки приблизились к середине, разгорелся скандал: оказалось, что отснятый материал не соответствует утверждённому сценарию. И хотя Хамдамов твердил, что созданный им сюжет-сочнее.эффектнее и даже лучше продуман, чем сценарий, руководство «Мосфильма» осадило «зарвавшегося выскочку» и приняло решение передать незавершённую картину другому постановщику.

Другим оказался Никита Михалков. Может, потому, что уже снял к этому времени замечательный фильм «Свой среди чужих…», а может, потому, что одним из авторов сценария «Нечаянные радости» был его родной брат.
Несмотря на то, что сценарий и актёры уже были утверждены, Михалков настоял, чтобы сценарий переписали «под него». После переработки роль Олега Янковского досталась Евгению Стеблову, а героиню Татьяны Самойловой «забраковали». Связующим звеном между двумя фильмами осталась Елена Соловей, хотя поначалу Михалков так же отказывался утверждать её на главную роль, пока она не пройдёт повторно пробы на общих основаниях.

Постановочно-сложную костюмную картину нужно было успеть снять в оставшиеся от первого фильма сроки и деньги, и Михалков, чтобы ускорить процесс, большую часть съёмочной группы набрал из тех, с кем работал над своим первым фильмом «Свой среди чужих…» Так в «Рабе любви» появился Александр Калягин, сыгравший режиссёра, которого так и звали Александр Александрович Калягин -уютный постановщик немого кино, в неуютное смутное революционное время, одержимый дилеммой: «И есть хочется, и худеть хочется», одновременно смешной и печальный. А Юрию Богатырёву достался крохотный эпизод в прологе и время от времени фотография героя в кадре — роль человека, о котором все говорят, приезда которого ждут, легендарного актёра, звезду немого кино Максакова.

— Вы хотите меня пригласить ?
— Нет, нет, нет! Мы Максакова ждём! -А… а то торопитесь, я ведь теперь
нарасхват.
Евгений Стеблов играл роль Алексея Канина, прототип Витольда Полонского-одного из самых популярных актёров дореволюционного кино, исполняющего в основном роли великосветских героев-любовников.
Стеблов с Михалковым пересматривали старые фильмы с Полонским, чтобы перенять его манеры и его походку, но герой в фильме должен был не просто красиво двигаться, но и что-то говорить. И вот тут-то и пришла на помощь импровизация: герой Стеблова неожиданно заговорил высоким противным голосом. Такая скрытая трагедия актёра, выраженная в смешном. Ведь на смену немого кино уже шло звуковое, а с таким голосом, даже при самой эффектной внешности, там делать было нечего. И Канин, понимая это оправдывался, сочиняя: «Раньше я обладал приятным баритоном… Потом простудился, пришёл в кино».

Голос Стеблов «позаимствовал» у Николая Мироновича Слезберга — до революции хозяина фирмы «Тульские самовары», а в советское время директора картины «Перекличка», где когда-то снимались Стеблов и Михалков.

«Он уже три дня снимает, подлец! Господи, помоги, спаси, загуби их восточную дребедень!»
Роль Олега Басилашвили, сыгравшего комически-трогательного кинодельца Южакова, списана с Александра Ханжонкова — одного из пионеров русского кинематографа, который создал и постоянную труппу актёров и режиссеров, и прокатную сеть по всей стране, а выпущенные его компанией фильмы исчислялись сотнями.

Его конкурентом был Александр Дранков — ещё один пионер отечественного кинопроизводства. На протяжении десятилетия их конкуренция была одной из основных интриг российской кинематографической жизни. Они ревностно относились к работе друг друга, иной раз «заимствуя» сценарии и идеи у соперника.Так, например, Дранков.узнаво планах Ханжонкова поставить «фильму» «Песнь про купца Калашникова», готовил «срыв» -упреждающий выпуск заведомо провального фильмастем же названием. Ханжонков, узнав об этом, ускорил производство своей ленты и успел вывести её на рынок прежде чем будет готов конкурирующий фильм. И всё же в прокате периодически появлялись почти одинаковые картины: «Воцарение Дома Романовых» — Ханжонкова и «Трёхсотлетие царствования дома Романовых» — Дранкова.
В «Рабе любви» прекрасно отображён момент конкуренции, когда герои Басилашвили и Калягина, сидя в автомобиле, с тоской наблюдают за работой другой съёмочной группы: «Больно смотреть. Люди делом занимаются, а мы прохлаждаемся».

«Публика в восторге. Ольга Николаевна, вы колдунья!»

Елену Соловей Хамдамов снимал в своей первой вгиковской короткометражке «В горах моё сердце», и когда начал работу над «Нечаянными радостями», то роль Веры Холодной предложил ей. Долгое время Соловей считала, что образ, созданный Хамдамовым, более цельный, чем тот, что вышел в кадре у Михалкова.
И в первый раз, увидев фрагменты «Рабы любви», пришла в такое отчаяние, что даже отказывалась дальше сниматься, потому что не воспринимала ту женщину, которая предстала перед ней на экране. Потребовалось несколько лет прежде чем она посмотрела картину полностью и изменила своё мнение. Тогда она признается Михалкову, что у них получилась «настоящая живая женщина, в которой ни убавить, ни прибавить ничего нельзя, и что никакой другой она просто не могла быть».

Хотя Михалков старался быть исключительно точен в деталях, всё же был один нюанс, не позволяющий говорить, что Ольга Вознесенская — «калька» Веры Холодной.
Действительно, в жизни Холодной были съёмки в южном городе и даже хозяин кинофабрики Ханжонков, у которого она снялась в 12 картинах, после чего её и стали называть «королевой экрана».
Была у Веры Холодной и любовь к одному из первых в России автогонщиков, мучившемуся болями от ранения, полученного на Первой мировой войне.Только у Холодной это был не любовник, а муж. А какая драма может быть с мужем, если семейный уклад устоялся? Добропорядочная жена и «раба любви» как-то не состыковываются.

— Вы начальник контрразведки, вам бояться нечего.
— Мне бояться нечего?
Константин Григорьев сыграл начальника контрразведки Федотова, который тщательно ловит подозреваемого и вызывает у киногруппы раздражение, внезапно появляясь на съёмочной площадке. «Простите великодушно. Работайте. Я вам не помешаю?» слышатся от него постоянные извинения. Прекрасный, воспитанный человек. И при этом сцены избиения зрителя у кинотеатра и расстрел Потоцкого. Григорьев замечательно сыграл эту двойственность натуры. Были у актёра и другие роли, много ролей. Пока однажды его не избил в ресторане кто-то из «своих» же актёров. После трагедии, все главные роли, которые когда-то играл Григорьев, «временно» перешли к другим актёрам. Ему так и не удалось вернуться ни к одной из своих прежних серьёзных ролей.

«Хотите, я скажу, кто вы? Хотите? Вы — большевик!»
Говорят, главную мужскую роль, романтическую и эффектную — большевика Потоцкого, платонически влюблённого в кинозвезду, Михалков приберегал для себя, но изменил решение и пригласил Родиона Нахапетова. Картина снималась в Одессе, и в киноэкспедицию Нахапетов отправился вместе со своей возлюбленной Верой Глаголевой. В свободное время они гуляли по городу и мечтали о будущей жизни. И после съёмок фильма поженились.

«У вас слёзы на глазах?»
Во время работы над картиной были и чёрные дни. В фильме есть сцена, во время которой в Москве в больнице умерла первая жена Александра Адабашьяна, она же сестра оператора Павла Лебешева. Долгое время сцену, где толпа сумасшедших поклонников окружает Ольгу Вознесенскую, они не могли смотреть спокойно.

«А мы, как в детской.
Такая розовая детская.
И жизнь-то наша, как дом горящий,
а в нём детей забыли».
Прекрасный фильм, каждая сцена — наслаждение, где смешное переплетается с грустным.
Райский уголок — пальмы, ботанический сад, город, море, солнце, зелень. И над «раем» звучит райская музыка Эдуарда Артемьева. В этом искусственно созданном кукольном мире живут люди, которых вроде и не касается, что происходит в стране. Но вот в их мир врывается поезд с беженцами из Москвы, и из уст героя Готлиба Ронинсона слышим: «Не знаю, что я пережил. Кормить детей надо, молока нет, надо было доставать хлеб… Ой, Люди, я не могу больше! Телефон не работает, света нет. И голод, совершеннейший голод!»
После этого слова Ольги Вознесенской о том, что в её номере нет горячей воды, звучат лишь нытьём избалованной женщины.

Но как же жаль эту изнеженную избалованную женщину, когда уносит её в туман пустой неуправляемый трамвай и она обречённо произносит преследующим всадникам: «Господа, вы звери. Вы будете прокляты своей страной, господа…» Сегодня говорят, что Михалков задумывал вложить в уста героини другие слова: «Господа, я не с ними.я с вами». Ну что ж, для каждого времени свой вариант…

Читать далее…