Люди

Смеёмся над собой

Смеёмся над собой«Зачем ты при всех шутишь над со­бой? — шипит подруга, когда я прилюдно комментирую случившийся казус. -Выставляешь себя на посмешище! Так никто не будет уважать, потому что сама себя не уважаешь!»

Подруга права: я не питаю тёплых чувств к себе. Потому что хвастаться нечем, завидовать тоже. Я часто опаз­дываю, вечно рву колготки на самых заметных местах, а когда нервничаю, ерошу волосы и нередко хожу косматой. А ещё я неправильно завариваю чай, ставлю локти на стол, забываю поливать цветы… Продолжать надо? Но считаю, что правильнее посмеяться над собой, нежели досадовать, рыдать из-за опозданий, переживать из-за «стрелки» на колготках…
Муж занял место в лагере подруги, они выступают единым фронтом: «Надо искоренять в себе недостатки!» И это говорят люди, которые поверили в возрождение «МММ»…

Я честно боролась с недостатками. Пробовала заваривать крепкий английский чай — как положено, чтобы «ощутить насыщенный вкус и аромат». Получился дёготь. Пытались ходить осторожно, оберегая целостность колготок: в итоге никуда не успеваю и похожа на косолапого медведя. Если выйти из дома заблаговременно, то обязательно застряну в пробке — думаю, скопления машин возникают из-за меня, народ останавливается поглазеть на женщину, напившуюся с утра дёгтя и еле приковылявшую на остановку, зато в целёхоньких «голден леди».

Муж посмотрел, вздохнул и про­молвил: «Нет уж, будь собой. Иначе какая-то картонная женщина получается…» Вот и приходится принимать себя такой, какой состряпала матушка-природа. Но ведь взъерошенные волосы и засыхающие в горшках цветы нет-нет да и случаются, и тогда спасает только самоирония — шутливо признать нелепый вид и «преступление», чтобы муха не выросла в слона. И я не считаю, что, «принижая» себя, даю остальным повод делать то же самое. Воспитанный человек с хорошим чувством юмора улыбнётся и скажет что-то подбадривающее, невоспитанный и злой — «вкрутит» едкую колкость. Обычно это несмешно и выставляет его в истинном свете — ну, в общем, неумным и недобрым. Между прочим, безошибочный тест. Попробуйте подшутить над собой в компании малознакомых людей — сразу понятно, с кем можно идти в разведку, а с кем лучше не пересекаться на одном поле.

Помню, были на дне рождения приятельницы, праздновали в саду частного дома. Прошёл дождь, налило лужицу. Сын знакомых не растерялся и шлёп по ней веткой. Всем ничего, а я с ног до головы в крапинку. «Боже, — запричитала подруга, -тебе есть во что переодеться? Давай свой сарафан дам!»
— Не надо, — улыбнулась я, — всегда считала, что это платье лучше смотрелось бы в горошек. Ничего страшного, лицо и руки вытрем, а с одеждой потерплю, не впервой.

И тут за спиной: «Ну да, свинья грязь найдёт…»
Не буду говорить, кто это озвучил, настроение он подпортил. Но впос­ледствии доказал, что в тот момент я правильно подумала: «Сам такой». Между прочим дурацкое замечание все проигнорировали, но взяли на заметку автора: мой обидчик весь вечер провёл в одиночку, ему вежливо наливали вино и предлагали шашлык, однако в разговоры не вступали.

Так что ничуть самоирония не принижает и не развязывает другим руки. А ещё это хороший способ обезоружить человека, когда назревает конфликт…
Помню, бегу по коридору офиса в сотый раз за день, каблуки цок-цок, думаю, ну что за день! Шеф гоняет туда-сюда, а я умудрилась именно сегодня надеть туфли на высоченных шпильках, которые звонко отбивают дробь. Навстречу идёт наша бухгалтер, лицо сморщилось, как от боли, видимо, в день подсчёта зарплаты ей не очень-то радостно слышать мои «тыг-дым-тыг-дым». Понимаю, что сейчас она скажет резкость, дама-то с характером, останавливаюсь, делаю шутливо-страдальческую гримасу:

— Ей-Богу, чувствую себя лошадью на плацу! Не провалить бы торжественный марш на параде!
Наша финансовая дама прислушалась и… рассмеялась. Сказала, чтобы я чётче отбивала темп и слушала нашего «боевого генерала» — это она про шефа.
Видите, сработало! А если бы я не сыронизировала в свой адрес, на­верняка бы бухгалтер сказала что-то обидное, я бы расстроилась, она переживала. Наверное, я дулась бы ка­кое-то время, а она стала бы меня избегать — ну и кому от этого легче?

Не бойтесь «принизить себя», вы сыграете на опережение, обезоружите человека и не дадите ему испортить настроение себе и вам.
А ещё самоирония — это классный способ сделать горькую правду не такой уж горькой. Как-то прихожу на работу, вид неважный, приболела, не выспалась, с утра муж озадачил судьбой Отечества, в общем, бывают дни получше… Коллеги видят, что я не в духе и не в лице, но сказать не решаются. Тягостное молчание висит уже полчаса, мне и самой плохо, но как всё исправить, ума не приложу. Подхожу к зеркалу в кабинете, разглядываю себя и мрачно изрекаю:
— Да. Не за горами возраст, когда украсит только миллионное состояние…

И всё! Девчонки прыснули, я улыбаюсь, чай, плюшки — р-р-работаем по-стахановски, с ветерком и азартом …
Но иногда никого нет рядом, я смотрюсь в зеркало и вижу, что «на­тура» вытекает из джинсов и валиками свешивается по бокам. Зрелище — бр-р-р, самоощущение ниже плинтуса. Подступает хандра, мысли о диете, я буду злая и вредная, поссорюсь с мужем, стану гонять кота за попрошайничество — словом, жизнь кончилась… А потом начинаю искать плюсы. Допустим, если бы я отправилась в плавание на корабле и он бы стал тонуть, мои шансы на спасение были бы выше, чем у худых и жилистых граждан: жир ведь легче мышц. И в холодной воде благодаря ему я бы продержалась дольше…

Иду к мужу с вопросом, садиться ли мне на диету, попутно рассказываю теорию спасительной жировой прослойки. Он хохочет и заклинает забыть о диете: не дай Бог, моё чувство юмора пострадает.

Tags

Статьи по теме

Смотрите также!

Close
Close