Семья

Умная женщина сохранит семью

Умная женщина сохранит семьюНочь. За окнами притаилась темнота. Дети спят, а у меня нет сна. Тихо. Слышно, как на первом этаже заворчал потревоженный лифт. Всё громче и громче. Интересно, где он остановится? На шестом, седьмом или у нас, на восьмом этаже? Может, это он воз­вращается? Господи, трезвый или пьяный, с очередной попойки или от подруги, лишь бы он пришёл домой!

Так тяжело ждать, слушать звук лифта и шаги: наш этаж, выше, ниже? Шаги в сторону нашего коридора или в другой коридор? Нет, лифт поднялся выше, и кто-то другой вернулся домой в этот поздний час.

И вновь тихо, только слышно, как дождь стучит в окно и капли медленно одна за другой стекают по стеклу, затем по стене с восьмого этажа на седьмой, с седьмого на шестой и далее, всё ниже и ниже… Плачет ночь, плачет сердце.
Время тянется бесконечно медленно, стрелки часов как бы замерли и перестали двигаться. Всё вокруг объято тишиной. Видимо, он сегодня не придёт ночевать.

Ну вот и светает, наконец-то! Надо, вставать, поднимать детей. Пора в садик, школу, на работу. За стеной раздаются шаги: это проснулись его родители. И никто не должен понять, как мне тяжело, тоскливо и одиноко. Надо отвечать на бесконечные «где?», «почему?», «когда?» Надо «делать лицо».

И так много раз: и когда шли дожди, и когда кружил снег, и всё вокруг накрывало белым одеялом, в ясные и ненастные ночи я стояла у окна и ждала его, и не потому, что с ним было хорошо, а потому, что без него было ещё хуже, чем с ним. Ночь за ночью. Просто я очень любила его.
Так пролетели годы, прошла молодость, ушли силы.

Ночь. И вновь я стою у окна, а дождь, как и раньше, много лет назад, стучит в окно. Дети выросли, у каждого своя семья. Звонят, говорят, что любят, что скучают. Уже есть внуки. Нет, он не ушёл. Живём все вместе, вернее, рядом, в одной квартире, только теперь нас осталось трое: он. его мать и я. Двое против одной. Когда-то давно, «в той жизни», когда казалось, что закончились силы терпеть его загулы и очередных подруг, я решила: «Всё, больше не могу, пора расстаться». Однако нашлись «добрые люди» со словами: «Ты — умная женщина, подумай о детях, нельзя решать свои проблемы за счёт детей. У детей должен быть отец!» Да и он как-то поуспокоился, перестал пить и гулять. «Умная» женщина, задавив себя, сохранила семью!

Так что же так тяжело на сердце? Так пусто и одиноко? Судя по всему, он сегодня гуляет, а вернувшись (сегодня я точно знаю, что вернётся), начнёт вновь уточнять, «кто здесь хозяин». Я смотрю в окно, вспоминаю прошедшие годы, всё хорошее и не очень. Обиды имеют особенность: как бы я их ни объясняла себе и, казалось, прощала, ставя себя на его место, они накапливались и разрушали (пусть медленно, но разрушали) в душе всё тёплое и хорошее, что составляло основу жизни. И я давно уже поняла, что я одна, что в трудную минуту мне не на кого опереться, что не было, нет и уже никогда не будет у меня той «стенки», о которой мечтает каждая женщина. Но до сих пор я не знаю ответа на вопрос: правильно ли поступила я в то трудное время? Может, был б бы лучше и легче для себя и других разом всё разорвать и расстаться, поплакать и успокоиться, вспоминая впоследствии то хорошее, что было, чем быть «умной женщиной» и остаться сейчас, на старости, у «разбитого корыта»?
А дождь стучит и стучит в окно. Тихо. Заскрипел, поднимаясь, старый лифт. Всё громче и громче. Шестой? Седьмой или восьмой этаж? Где остановится? Чьё счастье или несчастье он везёт домой?
И вновь тишина и одиночество.

Tags

Статьи по теме

Смотрите также!

Close
Close