Ярость благороднаяБывали у вас моменты, когда руки так и чешутся кого-нибудь пришибить? Только честно. У меня — да. Вот, к примеру, свежий случай. Прихожу как-то с работы домой, уставшая, голодная, и застаю в уютной, вылизанной до блеска квартирке мини-копию Мамаева побоища. В роли супостата поганого хана Батыя мой младшенький, «павшая крепость» — несчастная мебельная «горка», кресло, лежащее в «мягких» руинах и чудесные светло-бежевые обои в пятнах неизвестного происхождения. Конечно, первая мысль, посетившая меня в ту минуту, была созвучна «тарасбульбовской»: «Я тебя породил(а), я тебя и убью». Но поскольку это малолетнее «чудовище» обладает одинаковым со мной набором генов, пощадила и ограничилась несколькими шлепками по мягкому месту родимой кровинушки.

К чему это я? Да к тому, хорошо это или плохо, когда в индивидууме «ярость благородная вскипает как волна» ? С одной стороны вроде как плохо. Сегодняшний мир и без того полон жестокости и агрессивен по сути своей. Но есть и другая сторона… Злиться на пьяного.придурка, который, пардон, справляет малую нужду в вашем чистеньком подъезде прямо на ваших глазах — абсолютно естественно. И страстно хотеть в эту минуту приложиться чем-нибудь тяжёлым к его голове, тоже. Более того, стремление подавить вспышки ярости, так сказать, победить в себе «зверя», чревато для отдельно взятой личности ещё большими проблемами. Это не я придумала, это психологи так считают. И знаете, тут я с ними соглашусь, и не торопитесь записывать меня с ходу в злобные фурии.

Обожаю комедию «Дюплекс». Совершенно очаровательная и, замечу, ни капельки не агрессивная молодая пара «бонусом» к шикарной квартире получает зловредную старушенцию. Та измывается над ними с особой жестокостью и цинизмом, беспардонно эксплуатируя бес­смертную сентенцию «старость нужно уважать».’ Ангельскому терпению супругов можно только позавидовать, уж они своего «зверя» (то бишь агрессию) душили, душили… Ну и чем всё это закончилось? Из милейших добрейших людей они превратились в заказчиков убийства. Разумеется, это комедия и, разумеется, это шутка.

Но, как известно, в каждой шутке присутствует немалая доля правды. Нежелание признать, что в нас в той или иной степени живёт-таки и здравствует агрессор, может закончиться печально: страхом перед самим собой и полным «прогибом» под мир (не всегда, кстати, дружелюбно настроенный), обстоятельства и окружающих. Иногда завидую своему младшенькому белой завистью — когда его что-то выводит из себя, он, не стесняясь, заявляет об этом криком, плачем, скандалами. А как ему ещё отстоять свою точку зрения в мире, где бал правят «большие люди», и они не всегда хотят прислушиваться к мнению маленького человека? Взрослый — тот же ребёнок, только «обросший» условностями, комплексами, страхами, неуверенностью в себе.

У нас в доме жила, живёт и будет жить вреднейшая мадам. Вечную жизнь Марь Ванне (назовём мадам так) обеспечивает систематическое и регулярное питание кровью людей, живущих рядом, моей в том числе. Когда Марь Ванна по «доброте душевной» в очередной раз перекрыла мне на месяц воду, я разрыдалась.

Только представьте, взрослая интеллигентная женщина с двумя высшими образованиями, «почтенная» мать семейства не может найти управу на противную старушенцию с рыжей «химией». На кой мне вообще надо было взрослеть, если оказалась совершенно беспомощной, не способной за себя постоять? Сильного плеча, на которое можно опереться, у меня, увы, нет. «Конечно, я бы пожаловалась «плечу», и это «плечо» спустило бы «больную на голову» мадам с лест­ницы», — хлюпала я носом, представляя себе прелестные картинки сатисфакции. И от этого становилось горше во стократ. Дойдя до последней точки отчаяния, я решилась на тако-о-е!

Дождалась, пока в «обители зла» останется юноша-студент: несчастный снимал в адской квартире угол, и пригласила слесаря, который за умеренную плату приварил какой-то винтик намертво! Что вы думаете, Марь Ванна, как ни в чём не бывало, стала со мной уважительно здороваться, я поняла, что порой конфликт — это единственный и правильный способ разрешить ситуацию. Недоведённый до абсурда, он может стать своего рода спасением. Я ни в коем случае не призываю хвататься за вилы и, Боже упаси, разрешить всем повсеместно носить оружие. Чай, не ковбои из Техаса. Лишь хочу сказать, что агрессия, направленная в мирное русло, «здоровая», иными словами, служит во благо. Она может спасти жизнь близким, найти гармонию в отношениях, достичь счастья (лично я была на седьмом небе, когда смогла полноценно принять душ и запустить стиральную машинку, да и мысль о том, что враг «пал», грела душу и подняла самооценку). Главное, уважать при этом жизнь и счастье других людей — и тогда это вполне служит оправданием для ярости благородной, что «вскипает как волна»…